Олег Рой: Большая любовь и разные мелочи

- Ты выйдешь за меня?
- Нет.
40 минут неловкого молчания, пока опускается воздушный шар.

(Анекдот, популярный на просторах Интернета)

Уж если слон огромен, так и следы его на песке велики, верно? Если чувство большое и всепоглощающее, та самая настоящая любовь (по крайней мере, нам так кажется в данный момент), то и проявления его должны быть значимыми, запоминающимися: если прогулка, то на воздушном шаре; если ужин – непременно в ресторане с видом на Казанский собор, Москву-реку, Босфорский пролив (а лучше – чтобы одновременно); если цветы – так штук 100 разом (даром, что ли, все интернет-магазины кричат «корзина из ста красных роз поможет выразить вашу любовь и показать избраннице, что она настоящая женщина, достойная поклонения»). Верно?
«Миллион, миллион, миллион алых роз из окна, из окна, из окна видишь ты», помните? Такая романтичная песня – красивая легенда о художнике, который удивительным способом рассказал возлюбленной о своих чувствах, усеяв площадь перед ее окном бессчетным количеством цветов. Вот только, если покопаться в истории, пассия, выглянув в окно, то ли поцеловала художника, то ли сразу уехала с другим своим поклонником, но во всяком случае после этого они никогда больше не встречались. Как-то не очень здорово выходит: вроде бы целый миллион роз к ее ногам, а она навсегда затерялась где-то за пределами твоей жизни.
Маша была замужем уже 5 лет. Спокойный, ровный брак, одобренный родителями с обеих сторон: у него – квартира и машина, у нее – модельная внешность, диплом РУДН и работа переводчика в крупной компании. Никаких тебе страстей, просто обоим было уже к тридцати и надо бы завести семью, познакомились на чьей-то свадьбе, стали иногда вместе ходить смотреть артхаус в «Пионере» и на концерты классической музыки. Мама прожужжала ему все уши: «Такую девушку упустишь, жениться надо!». Он подумал-подумал, да и отправился за кольцом. Однажды в ресторане достал коробочку и спросил: «Ты выйдешь за меня?». Не волновался ни разу. Не выйдет - ничего страшного, лишь бы на Тарковского ходить не отказалась, а то все друзья голливудские боевики смотрят, с кем я еще пойду. Она сказала: «Я подумаю». Мама прожужжала ей все уши: «Все твои одноклассницы уже по второму родили, все мои подруги уже внуков нянчат, а ты! Такого мужика упустишь, квартира, машина-бмв, детей нет – алиментов не платит, от семьи куска отрывать не будет». Маша подумала-подумала и сказала ему при следующей встрече, что согласна. Отпраздновали свадьбу, Маша переехала к мужу и стали они жить-поживать да добра наживать.
Миша – муж, то есть – к своим супружеским обязанностям стал относиться серьезно, с присущей ему основательностью: новоиспеченную жену полюбил по-настоящему. Ни дать, ни взять – образцовый брак середины девятнадцатого века: женились по расчету, а потом и полюбили. И, как человек широкой души, начал выражать свои чувства: тащил ей огромных плюшевых медведей, на тридцатилетие подарил красный кабриолет в личное пользование, возил на лучшие курорты, уговаривал купить самое дорогое платье.
Да и Маша любила мужа – совсем без чувств она бы замуж выйти не согласилась, что-то там все-таки было, а потом бережно лелеемое что-то выросло в основательную привязанность и даже сдержанную любовь. И все это было очень здорово: дорогие подарки, эффектные сюрпризы вроде засыпанной лепестками роз кровати или снятого только для них двоих маленького кафе на пристани.
Но чего-то не хватало. Явно чего-то не хватало. И это были не дети, которых по обоюдному согласию они решили пока не заводить.
А потом у Маши случился любовник – без роду, без племени, без денег. Зато с какой взбитой пенкой он носил ей кофе в постель, когда Маша «оставалась у подруги» или «ездила в командировку»! Он всегда помнил, сколько ложечек сахара кладет Маша в этот самый кофе. Он писал ей смски: «Будет дождь, не забудь зонт». Он возил ей эти зонты на работу три раза – самые дешевые, купленные на распродаже, но такие нужные именно в тот день и час. А когда они гуляли по парку, мог сорвать с клумбы ромашку и вручить ей, будто бы это лучший букет из элитного цветочного магазина, и таких комплиментов наговорить, ух! Он даже собственноручно стирал ее белье, когда она засыпала, - чтобы было чистое и свежее к утру. Не потому что подкаблучник или хотел вытянуть из Маши немножко денег, а потому что всегда помнил о том, как порадовать близкого человека.
В один прекрасный день Маша поняла, что больше не хочет букет, а хочет ромашку с клумбы. Не хочет кабриолет, а хочет смску «возьми зонт». И сказала мужу, что уходит, что у нее любовник и все такое.
- Но я же тебе – все... - Только и развел руками муж, перепробовав все аргументы за исключением битья и питья горькой. – Разве он сможет создать для тебя такую жизнь? Разве он будет тебя любить так, как я?
- Да ты хоть раз кофе мне в постель принес? – В сердцах заорала Маша. – Любишь, говоришь? Хоть один чертов раз за все это время ты принес мне в постель кофе?! Хоть один раз ты привез мне забытый зонт?
- Но я же как минимум раз в неделю заказываю нам столик в ресторане, там этот кофе хоть литрами пей. Я же купил тебе машину, чтобы ты не мокла под дождем. И ты всегда могла вызывать такси, мы не экономим.
Маша еще раз чертыхнулась, демонстративно положила на стол ключи от кабриолета и спустилась по лестнице к подъезду, где ее уже ждал любовник, который специально отпросился с работы, чтобы за ней приехать.
Миша позвонил лучшему другу и закончил разговор фразой: «Бабы, кто их разберет... И чего ей не сиделось?»
А дьявол крылся в мелочах.