Олег Рой: Фильтры для души

Из моего крана течет грязная московская вода. Не то, чтобы совсем уж грязная – не воды Ганга, пить и не отравиться можно, но все ж таки жидкость неприятная. В грязной московской воде – частички ржавчины со старых московских труб; всякие противные вещества и хлор, который эту воду от них очищает. Чтобы обезопасить себя от этого прекрасного коктейля, я ставлю фильтр на кран и благополучно забываю о проблеме. Или покупаю воду в бутылках и надеюсь, что ее налили мне не из-под крана. Так или иначе душу свою мятущуюся успокаиваю.

Читать дальше

Олег Рой: Анатомия разочарования

Разочарование – чувство очень горькое и обидное. До самого сердца пробирает. Перебираешь потом задним числом события и думаешь: как же так получилось, я же рассчитывал, что она мне быстренько домашний очаг оборудует и тапочки к приходу греть начнет, а она – с подружками по киношкам; я думала, у нас все серьезно и он на мне женится, а он – поматросил и бросил; я ждал, что, когда мой босс уйдет, мне предложат его место и его зарплату, а на меня просто свалили часть его обязанностей.

Читать дальше

Олег Рой: Корень зла, или злых людей не бывает

Признаюсь честно, мне так и не удалось достоверно установить автора этого афоризма. Одни говорят, что это был Далай-Лама, другие просто постят изречение на своих страничках в соцсетях. Но одно я знаю: сказано на удивление метко и точно.
Собственная неполнота, в чем бы она ни выражалась, заставляет человека страдать, а затем – ожесточиться. И здесь я говорю совсем не о физических недостатках, которые многие и за недостатки-то не считают: если любишь человека, без разницы, сколько у него рук, ног, глаз и почек. Нет, корень проблемы глубже – в человеческом сердце, в непостижимой душе.

Читать дальше

Олег Рой: Зона Робинзона или хочу быть нужным

Представьте себе, что вы оказались на необитаемом острове. Авиакатастрофа, сериал LOST – только без остальных выживших, кораблекрушение – и вы единственный спасшийся. Страх, ужас, шок. Найти сухую пещеру, аптечку, выброшенную на берег, приспособить острый камень к палке, чтобы получилось копье, научиться добывать огонь и еду. А потом вы постепенно сойдете с ума.

Человек, лишенный общества других людей, начнет становится душевнобольным вовсе не потому, что ему будет не с кем поговорить. Ключевое слово – «душевно». У такого человека нет родственной души – такой, которая бы не только заботилась о нем, но и нуждалась в нем: в его заботе, тепле, словах, прикосновениях – просто, чтобы он был.
И в этом контексте душевнобольной далеко не всегда равен сумасшедшему – все-таки мы живем в обществе, сумасшедшие же оказываются за его пределами. Душевнобольной – значит здесь «с больной душой». А болит - потому что он никому не нужен.
 

Читать дальше