“Шапка LIVE”

Книжный и мультипликационный сериал

«Шапка.LIVE» - это уже знакомые всем герои в современной интерпритации. В основе лежат смешные, забавные истории взаимоотношений персонажей, имеющие при этом поучительный характер. А также искрометный юмор и шутки на повседневные, бытовые и материально-социальные темы с современной сленговой составляющей.


Красная Шапочка
Серия 1


ПЯТЬДЕСЯТ ОТТЕНКОВ
СЕРОГО ВОЛКА

(Городской роман).

Одну простую сказку, а, может, и не сказку
А, может, не простую, хотим вам рассказать.
  Ее мы помним с детства. А, может, и не с детства,
А, может, и не помним… но будем вспоминать!

В прекрасном городе Москве, в одном из его респектабельных районов, не в центре, но и не на окраине, в относительно новом, но не так, чтобы с иголочки, двадцатипятиэтажном доме, на двенадцатом этаже, в просторной двухкомнатной квартире со всеми удобствами жила-была Красная Шапочка.
Тут внимательный читатель резонный мне вопрос задаст – а как же маленькая деревушка, домик на опушке и все прочие элементы привычной нам пасторали, описанной Шарлем Перро? Уважаемый читатель, а Вы давно на улицу выходили? На дворе двадцать первый век, между прочим. Многие считают, что в нашей жизни сказке вообще не место, но это не так. В том-то и сила этого бессмертного жанра, что сказка всегда рядом с каждым из нас, хотя замечают это немногие. Трудно рассмотреть Золушку на кухне ближайшего к Вашему дому Бургер Кинга, но ведь и Принцу пришлось постараться, чтобы среди всех замухрышек Королевства найти ту, единственную. Ему еще повезло, что она ухитрилась потерять свою туфельку.
Нашему современнику куда сложнее. Хрустальные туфельки теперь продаются в фирменном магазине «Ламбутен», а ортопедические матрасы делают идею с подкладыванием горошины под них абсолютно бессмысленной. Вот и знакомятся принцы и принцессы друг с другом на вечеринках и в чатиках, а в чате никто не даст гарантии, что перед тобой именно Золушка, а не ведьма какая-нибудь…
В общем, вы, наверно, уже поняли… что, если меня вовремя не одернуть, я на отвлеченные темы могу говорить до утра. Работа у меня такая – растекаться мысью по древу, сизым соколом взмывать в небеса, и серым волком по полям рыскать в поисках сюжета для новой сказки. Но пора и честь знать, тем более, что у нашей сказки уже есть сюжет, одновременно новый и старый, если не сказать – вечный. Потому-то и живет наша Красная Шапочка в обычном двадцатипятиэтажном доме, учится в одном из столичных ВУЗов на четвертом курсе журфака, учится, честно говоря, так себе. Зовут ее Оля Разумовская, но все, решительно все зовут ее только Красная шапочка, и никак иначе. Дело в том, что красный – любимый цвет Оленьки. Давным-давно Оля просчитала в уважаемом и солидном издании (то ли в  Helle, то ли в LQ), что красный цвет символизирует независимость и сексуальность одновременно. Оленьке очень хотелось быть независимой и сексуальной, а потому красный стал ее любимым цветом, вытеснив с его места ультрамодный на то время розовый. Как утверждала сама Оленька, «розовый– это, конечно, гла-амурно, но кра-асный – это ва-абще элита-арно».
Мой дорогой читатель, возможно, уже успел записать Красную шапочку в категорию дурочек, пустышек, или, как их еще называют, «гламурных кисо». Не стоит торопиться. Мы слишком любим навешивать на других ярлыки, но человек – существо безмерно сложное, и однозначной классификации не подлежит. Раз уж я взялся рассказывать вам про Красную шапочку, значит, нашел в этой героине нечто интересное, достойное вашего внимания. Поэтому давайте подождем с выводами, да посмотрим, куда выведет нас клубочек этой истории. 


ЧАСТЬ 1
КРАСНАЯ ШАПОЧКА – ПЕРЕЗАГРУЗКА.

Глава 1:Старые сказки на новый лад,
или сказ о том, как матушка послала Красную шапочку туда, куда сама идти не хотела.

До чего все-таки приятно просыпаться поутру самостоятельно, а не по звонку осточертевшего за зиму будильника!
Красная шапочка по своей натуре была совой; не в том смысле, что бесшумно летала и ела мышей, а в том, что любила лечь попозже и попозже встать. Вообще, она была свято уверена, что просыпаться раньше четырнадцати утра вредно для здоровья, но жестокий и враждебный мир ее уверенности почему-то не разделял. А потому все время, пока шла учеба, Красной шапочке приходилось вскакивать ни свет, ни заря, кемарить в машине по дороге в институт, зевать на парах и мечтать о том, что вот сегодня-то она точно ляжет пораньше, хотя бы в девять… десять… но точно до полуночи, во всяком случае, не позже двух, или, скажем, трех ночи.
Но, слава Богу, учеба была позади, сессия сдана, и теперь можно было жить в свое удовольствие. Так что вчера, а если быть занудно-точным, то сегодня, она легла в шесть утра, когда солнышко уже вовсю золотило кроны подёрнувшихся молодой листвой деревьев парка за окнами, а птицы, вполне комфортно чувствовавшие себя на высоте двенадцатого этажа, завели свой концерт отнюдь не по заявкам жильцов.
Проснулась Красная шапочка аккурат к обеду, и впервые за долгое время почувствовала, что выспалась. Она немного, с полчасика, повалялась в кровати, планируя, как она проведет день, и пришла к выводу, что день она проведет, поддавшись лени и праздности.
«Ничего делать не буду, никуда не пойду»… - лениво думала она – «Я это заслужила. Даже краситься не буду. Ну, может, немножко. А пока приму-ка я ванну». Красная шапочка обожала принимать ванну, и могла провести в воде среди пены весь день. Прихватив планшет, она направилась в ванную комнату.
Однако, мечта девочки о дне, полном лени и праздности, была безжалостно сокрушена неумолимой реальностью, не прошло и часа. Зазвонил оставленный в комнате телефон, и по рингтону Красная шапочка тут же определила, что звонит ее Матушка. Матушка Красной шапочки, в миру Алина Борисовна Разумовская, была человеком серьезным и для Оленьки неоспоримым авторитетом. Она работала колумнистом нескольких модных журналов, сотрудничала даже с зарубежными глянцами, регулярно светилась в телевизоре, «и ва-аще», как сказала бы сама Красная шапочка. Характер у Матушки был покладист, но крут; если ее не дразнить, милее человека в мире нельзя было сыскать, но не дай Вам, Боже, где-то встать поперек интересов мадам Разумовской! Вы когда-нибудь видели злую и голодную кормящую пантеру, которой прищемили хвост? Не видели – и не советую, а, тем более, не желаю вам встретиться с Матушкой нашей героини, когда она чем-то расстроена. В таком состоянии от пантеры ее отличало только то, что пантера, все-таки, кошка  и обладает долей кошачьей мимимишности, а Матушка была самим воплощением строгости, что, согласитесь, очень опасно.
Красная шапочка решила Матушку не дразнить лишний раз, и, словно Венера, вызванная настойчивыми молитвами какого-то древнегреческого шалопая, без особого удовольствия выбралась из приятно пахнувшей и, кажется, напрочь не желавшей отпускать ее пены и пошлепала в комнату.
К счастью, Матушка оказалась в состоянии даже более благодушном, чем обычно. Такое, порой случалось, когда на горизонте Матушки появлялся очередной объект ее извечной охоты. У Алины Борисовны в жизни была одна большая любовь – звезды экрана. К сожалению, Матушка была непостоянна, как апрельская погода в Москве, или, может быть, находила какой-то особый цимес в том, чтобы уходить от мужчин успешных и красивых. Потому Алина Борисовна, как ирландский сеттер, находилась в состоянии, как пишут в соцсетях, активного поиска круглый год без выходных и праздников, и настроение ее, кстати, очень зависело от хода этой самой охоты. Сейчас, по некоторым обертонам голоса Матушки, Красная шапочка определила, что та взяла след и рвет шлейку в предвкушении. Это было хорошо; в таком состоянии мать не обращала внимания на мелкие провинности дочери, коих всегда хватало, и без вопросов удовлетворяла капризы… в смысле, насущные потребности Красной шапочки, как правило, заключавшиеся в приобретении чего-то ультрамодного, а, поэтому, конечно, жизненно необходимого.
- Привет, маленькая, - заявила Матушка. – Все еще почиваешь?
- Встала уже, - ответила Красная шапочка. – И давно.
- Поела? – дежурно поинтересовалась Матушка. – Я тебе там кусок пиццы оставила, ну и вообще в холодильнике дофига всего.
- Чего-то не хочется, - ответила Красная шапочка, размышляя над тем, с какого перепугу Матушка сегодня такая заботливая. Кем точно не была Алина Борисовна, так это клушей-овуляшкой, сдувающей с дочери пылинки. – Ты там как?
- В работе по ушки, - томно сказала Матушка. – Собственно, я чего тебе звоню: ты мне должна помочь, а то я тут совсем зашилась.
Настроение Красной шапочки моментально поползло вниз по косогору. Вот и отдохнула, называется.
- Ну? – обреченно сказала она.
- Я тебя, между прочим, не вагоны разгружать зову и даже не убираться в том бардаке, который ты, как ни странно, гордо именуешь своей комнатой. Задание как раз по твоему профилю, тыжжурналист.
«Да я ж только что экзамены сдала!» - истерично завопила Внутренняя богиня Красной шапочки. Но Подсознание тут же навострило ушки – о чем это она?
- Короче, у меня тут такая накладка вышла, - пояснила Матушка воркующим тоном влюбленной пантеры. – Надо взять одно интервью у одного прикольного персонажа, а я не могу, я занята, о-очень занята, и, как на зло, как раз в это время.
«Ну-ну», - ехидно подумала Внутренняя богиня Красной шапочки. – «Знаем мы эти ваши занятия».
- Ты думаешь, я смогу? – спросила она. – Ничего, что у меня еще нет диплома?
- Кому он нужен, тот диплом, - ответила Матушка. – К тому же, вопросы я тебе написала, ща сброшу по электронке. Тебе только и надо будет, что подъехать в нужное время в нужное место, зачитать вопросы по порядку, записать ответы – и дело в шляпе. Неужто не сможешь?
«Конечно, смогу!» - возмутилась Внутренняя богиня. Подсознание только укоризненно покачало головой и отвернулось.  
- Куда подъехать? – не поняла Красная шапочка. – Когда?
- На киностудию, - с интонацией «какая ты у меня все-таки дурочка» ответила Матушка. - В четыре.
- Ночи? – у Красной шапочки глаза на лоб полезли.
- Утра… то есть, дня, - пояснила Матушка. – Доча, ты что, после сессии вообще мозг отключаешь?
Красная шапочка мельком взглянула на часы:
- Сегодня?
- Нет, на Новый год! – возмутилась Матушка, но потом, вероятно, решила, что Красная шапочка может понять ее слишком буквально. – Конечно сегодня.
- Мам, но ведь уже без двадцати двенадцать! – возмутилась Красная шапочка. – Как же я успею…
- А ты хорошо постарайся, - не терпящим возражения тоном ответила Матушка и вздохнула. – Тебе что, трех часов не хватит, чтобы собраться?
- Мне, между прочим, до киностудии через весь город переть, а город у нас не маленький.
- Тьфу, я ж тебе машину заказала, - пояснила Матушка. – Водитель тебе на мобильник позвонит, как подъедет.
- Мам, ты серьезно думаешь, что на такси будет быстрее? – с сарказмом спросила Красная шапочка.
- А это не такси, это наш водитель, из редакции, - объяснила Матушка. – Ездит быстро, в пробках и прочих порочащих честь автомобилиста ситуациях не замечен. Сказал, что за полчаса довезет.
И что оставалось делать? Только готовится к уже неизбежному. Красная шапочка скачала список вопросов к себе на планшет и занялась приготовлением к своему выходу в свет. В процессе подготовки Подсознание подбросило ей одну здравую идею…
Тут, наверно, следует упомянуть еще о двух персонажах, которые являются неотъемлемыми спутниками нашей героини, а потому будут появляться по ходу повествования столь часто, что, наверняка, набьют оскомину у Читателя. Красная шапочка, как вы уже, наверняка, поняли, всегда была в тренде, а потому, с эпохального момента выхода на экраны культового фильма про полсотни оттенков самого унылого цвета немедленно обнаружила у себя наличие нескольких компонент личностей. Первой из них была так называемая «Внутренняя богиня», олицетворяющая собой эго Красной шапочки и ее амбиции; вторая часть, получившая имя «Подсознание», представляла собой квинтэссенцию здравого смысла и трезвого суждения о жизни. Присутствовали также еще «Некоторые части личности», которые, впрочем, обладали энергичностью и активностью Сони на чаепитии Безумного Шляпника, то бишь, фигурировали, но особо не возникали.
К сожалению, в фаворитах у Красной шапочки ходила Внутренняя богиня; с ней было весело и беззаботно. Подсознание раздражало занудством, педантичностью и самокритичностью; к сожалению, именно с его помощью Красная шапочка могла худо-бедно учиться в своем ВУЗе, потому совершенно избавиться от его мало приятного общества не представлялось возможным. И все-таки Красная шапочка свою Внутреннюю богиню холила и лелеяла, а Подсознание скорее терпела, как необходимое зло.
Так вот, Подсознание всплыло откуда-то из глубин самого себя и заявило, что, вообще-то, недурственно было бы что-то узнать про этого, как его там… Красная шапочка сверилась с матушкиным файлом и подсказала – Серова-Залесского. Владимир Михайлович Серов-Залесский, восходящая звезда российского голубого экрана, так пафосно написала Матушка. Красная шапочка отечественным голубым экраном не интересовалась, считая, что это не комильфо для ее Внутренней богини. Внутренняя богиня была с ней в этом целиком солидарна, отечественный кинематограф вызывал у нее мигрень и изжогу.
У Красной шапочки было два варианта – сайт Кинопоиск.ру и Плотва. Красная шапочка рассудила, что на Кинопоиске может быть слишком слабый телескоп, и на фоне звезд вполне себе взошедших, восходящие могут не обнаружиться, потому выбрала Плотву.
Плотва, в миру Эльвиры Плотвина, была подругой Красной шапочки и, по совместительству, знатоком всего, что связано с модным кино, включая отечественное, и всеми его звездами, включая восходящие, падающие и превратившиеся в черные дыры. И, хотя интеллект Плотвы вполне соответствовал ее тезке из ихтиофауны, чего-чего, а знаний в этой сфере у нее было, пожалуй что, поболе, нежели у вышеупомянутого сайта, да простят меня его отцы-основатели.
Поговорив с подругой с полчаса, параллельно приводя при этом свой внешний вид к такому, какой можно было, не краснея, размещать на обложке глянцевого журнала, Красная шапочка, наконец-то перешла к главному:
- Эллочка, милая, ты меня не просветишь в одном вопросе?
- Ну? – лексикон Плотвы был, конечно, богаче чем у одноименной рыбы, но, если верить антропологам, неандертальцы были чуть более красноречивее.
- Тебе фамилия Серов-Залесский о чем-то говорит? – спросила Красная шапочка даже с некоторым трепетом. От реакции Плотвы зависело многое, благо, эмоциональная палитра Эллочки включала в себя немного цветов, зато уж очень насыщенных, буквально кислотных.
- Серов-Зале-есский, - протянула Плотва. – О-о-о…
Понимающему человеку то «о-о-о» говорило многое. Восходящая звезда по имени Серов-Залесский, по мнению эксперта Эльвиры Плотвиной, была действительно звездой, обреченной ярко сиять на отечественном, а то и зарубежном небосклоне. Из последующего общения Красная шапочка получила этому факту некоторые дополнительные подтверждения. Итак, Владимир Михайлович Серов-Залесский, двадцати семи лет отроду, девять лет назад приехал из далекого (по крайней мере, в понимании Красной шапочки, у которой с географией было точно так же, как и со всей остальной школьной программой, то бишь никак) Тамбова в Москву и поступил во ВГИК на актерский факультет. Однако, проучившись два года, перевелся на заочку, чтобы перебраться ажно в Голливуд, где исполнил роль в культовом фентезийном фильме Бекмамбетова «Полночь» и нескольких его не менее культовых продолжениях. Однако, по каким-то причинам в Голливуде не остался, а вернулся в Москву доучиваться во ВГИКе.
Последнее Красной шапочке было не понятно: раз человек состоялся, засветился в хорошей роли, зачем ему еще доучиваться? Чтобы красная корочка в кармане лежала? Но все остальное на весах ее Внутренней богини значительно перевешивало сей непонятный каприз, перевешивало настолько, что та достала из-под плаща пару крылышек…
Ага, этот мифический персонаж в представлении Красной шапочки был крылат и напоминал диснеевских феечек. Но крыльями Внутренняя богиня пользовалась редко, только в особых случаях.
…и, под пристальным взглядом недобро молчащего Подсознания готовилась упорхнуть куда-то в страну, наполненную аляповатыми фантазиями внутренних богинь. Не успела наша героиня взмахнуть только что накрашенными ресницами, как ее собственная Внутренняя богиня уже порхала в этой чудной стране над полями маков и асфоделей, а Красная шапочка, соответственно, погрузилась в пучины мечтаний.
В этих пучинах, где царила логика Внутренней богини, а нормальная логика отсутствовала вовсе, неизвестный пока Серов-Залесский превратился в молодого и успешного киноактера, востребованного, богатого и мужественного, но нежного. При этом он незаметно приобрел черты Грея, и отнюдь не того, о котором писал Грин. «Ведь даже фамилия у него созвучная», - думала Красная шапочка, собирая вместо корзинки, крохотный клатчик, заменявший ей нормальную дамскую сумочку. Она знала английский на  софтовом уровне, то есть примерно так же, как Плотва русский, и этих солидных познаний хватало, чтобы провести нужную параллель Серов – Грей. А двойная фамилия только придавала образу Прекрасного принца модели 2015 года дополнительную аристократичность и привлекательность.
Водителя она долго ждать не заставила – к моменту, когда редакционная «Шкода» появилась под подъездом, Красная шапочка уже сам готова была не то, что ехать – пешком бежать для того, чтобы брать упомянутое интервью. Наша героиня всегда была легка на подъем, вспыхивала, словно сухая солома, а ее настроение менялось, как ветер в спальном районе. В общем, в нужное время Красная шапочка, одетая строго по рекомендациям апрельского Helle, и сияющая, как вспышка у фотографа в Каннах, узревшего какую-нибудь Кристен Стюарт, была у ворот киностудии.

Продолжение следует...


ЧЕРЕЗ ТЕРНИИ В ЗВЁЗДЫ,
или Шапка Live

(отрывок)

Вечером, в начале восьмого, Красная Шапочка сделала шаг, к которому готовилась всю свою жизнь. Это был шаг через порог лимузина на Красную дорожку, ведущую, ни много, ни мало, в концертный зал «Россия». Причем руку ей подал элегантный, как рояль, Волк, а следом из чрева лимузина на свет Божий выбрался не менее элегантный режиссер, впервые сменивший привычный свитер на белоснежный смокинг.
На самой Оленьке было длинное бежевое платье, а плечи прикрывало гипюровое болеро из натуральных кружев. Клатч и поясок, подчёркивающий тоненькую талию, выполненные в одном стиле и гармонировавшие с туфлями, конечно же, опасными для щиколоток «Лабутенами». Стильно, дорого и очень не просто. Именно такой наряд Внутренняя Богиня именовало единственно правильным вложением средств. «Если и финансировать, то в себя и в собственную внешность, - любила повторять она. – Эти вложения оправдываются всегда!»
Для полного счастья не хватало немногого – сгрудившихся у ограждений зрителей, восхищенного гула толпы, бликов фотовспышек папарацци и прочих работников средств массовой информации. Не считать же за папарацци двух убогих фотографов, проспавших торжественное вступление Красной Шапочки на путь, ведущий к вершинам бомонда?
Но через пять минут Оленька перестала печалиться об отсутствии папарацци, буквально на первом же шаге она на сто восемьдесят градусов поменяла свое отношение к этому прискорбному факту, поскольку у нее подвернулся пятнадцати сантиметровый каблук. Если бы Красная Шапочка  не удержалась на ногах, то с дорожки ее можно было  бы уносить на носилках прямиком в травмпункт для укомплектования в гипс, во всяком случае, ее Внутренняя Богиня успела хлопнуться в обморок от самого факта спотыкания. К счастью, Волк крепко держал свою даму под руку, и не позволил ей растянуться на дорожке, а Внутреннюю Богиню галантно поддержал вдруг нарядившийся в великоватый ему смокинг Разумей Занудович.
Красная Шапочка зыркнула на режиссера, но тот то ли не заметил ее конфуза, то ли сделал вид, будто не заметил. Они поднялись по ступенькам и вошли в холл, причем вялые папарацци так и не удосужились сделать хотя бы один снимок.
«Не знают, что будущая звезда идет. Ну ничего, еще узнают, - подумала с досадой Оленька. – И тогда я еще сто раз подумаю, давать ли им интервью и соглашаться ли сфотографироваться… Хотя, конечно, соглашусь, но обязательно помучаю!» Последняя мысль повысила упавший было вместо нее градус настроения, вновь переводя его на высокую положительную отметку.
В холле, стилизованным под съёмочную площадку, где стены были украшены постерами с кадрами советского ещё чёрно-белого кино, тоже оказалось пустынно, и Красная Шапочка, наконец, тихонько спросила у Брюковкина:
- А почему нас никто не встречает?
- А кто нас должен встречать, духовой оркестр? – удивился тот. – Мероприятие-то неофициальное, так сказать, расширенный междусобойчик. Люди тут, в основном, непубличные, но, мягко говоря, не бедные. И, это, котятки мои, отключите звук у телефонов, здесь не принято ими пользоваться. Засветить, если аппарат стоит больше десяти тысяч «евро», можно - для селфи там, или «случайно», а разговаривать не стоит – моветон.
- И какова наша задача? – поинтересовался Волк, сохранявший невозмутимость.
- Ты мультфильм «Мадагаскар» смотрел? – уточнил режиссер. Волк кивнул. – И какие у тебя ассоциации?
- Бежать из этого зоопарка? – на карем, с золотой искринкой, глазу спросил Серов-Залесский.
- Я тебя когда-нибудь убью, Вовчик, - по-отечески ласково пообещал Лев Львович. – Задача у тебя с Красной Шапочкой пингвинья: улыбаемся и машем. И поменьше раскрывайте рты, знаю я твой острый язык и сорок два зуба. Молчите оба, особенно в мое отсутствие…
- Вы что собираетесь нас покинуть? – у Красной Шапочки глаза расширились до анимешного формата.
- Не планирую, но… - начал, было режиссер, но тут его прервал зычный голос пожилого и, к удивлению Красной Шапочки, очень известного деятеля культуры, который имел все кинонаграды России и даже Оскар.
- Лёвушка! Сто лет тебя не видел, куда ты пропал, негодник? – снисходительно проявил внимание кинодеятель.
Брюковкин почтительно склонил голову:
- Мэтр, видеть вас здесь – такая приятная неожиданность!
- Кончай этот балаган, - мэтр обнял режиссера и приятельски похлопал его по спине. – Идем, а то там в зале шампанское выдыхается. Я же им говорил, не-одно-кратно, ну не открывайте вы «Вдову Клико» заранее, дайте ощутить ее неповторимый букет, появляющийся в самый момент откупоривания! Из-вер-ги, просто варвары, а не люди!
- Улыбаемся и машем, - шепнул Брюковкин и покорно поплелся вслед седовласой глыбище российского кинематографа.
Красная Шапочка растерянно посмотрела на Волка. Тот пожал плечами:
- Улыбаемся. Идем, что ли?

В зале, уставленном столиками, людей оказалось довольно много, - это было первое, что заметила Внутренняя Богиня, и последнее, прежде чем вновь свалиться в обморок от сенсорной перегрузки. И было от чего. Если бы, допустим, астроном зашел в зал, наполненный созвездиями, или, к примеру, антрополог наткнулся в летнем кафе на группу разного рода гоминид* (*Гоминиды – крупные и сильные обезьяны), мирно пьющих кофе и обсуждающих последние новости, эффект оказался бы ровно тот же. И ничего, что девять десятых присутствующих Красная Шапочка, никогда не жаловавшаяся на зрительную память, отродясь не видала – оставшиеся десять процентов с лихвой искупали неизвестность остальных.
Актеры, режиссеры и прочие деятели искусства вперемежку с не менее известными ведущими, модельерами, деятелями эстрады и прочими светскими лицами, мирно попивали шампанское в компании непримечательных на первый взгляд, в основном, пожилых, мужчин и женщин… и не только. Здесь были и другие представители рода Sapiens, отнюдь не относившиеся к отряду приматов. Их насчитывалось не так много, но они присутствовали, и слушали их с видимым (или показным, но от этого не менее ощутимым) интересом.
Вечерние платья, соблазнительно открывающие спины, показывали нежную серебристую шерстку дам, причёску которых украшали высокие острые ушки, унизанные бриллиантовыми серьгами, в комплекте с такими же колье и браслетами. Ногти в форме коготков отливали лаками всех расцветок, а если у платья имелся кокетливый разрез от бедра, никого не смущало окончание ноги не в туфле, а ступня в виде украшенного драгоценными каменьями копытца.
Хотя у одной дамочки возраста «за сорок» из-под шелковых брюк торчали утиные «ласты» с вживлёнными кольцами от «Бугатти», но это пустяки в сравнении с её «широким клювом» под пепльно-седой синтетической чёлкой. А уверенная в себе Ласка улыбалась острыми зубками и помахивала пушистым хвостиком из-под юбочки из кожи питона, слегка выглядывающей из-под пиджачка того же миллионерского качества.

На Волка с Красной Шапочкой довольно долго никто не обращал ровно никакого внимания, только симпатичная официантка осведомилась, что гости желают выпить. Волк заказал стакан минералки. Красная Шапочка, смущаясь, попросила Бьянко-апельсин. Их желание моментально удовлетворили, после чего оба скучали уже с бокалами в руках.
Через какое-то время появился режиссер в компании мэтра и еще нескольких людей, в том числе молодого и амбициозного телеведущего:
- Вот они, мои голубки, - заявил Лев Львович, указывая на совершенно ничем не напоминающих этих птиц Волка  Красную Шапочку. – Молодые, но такие талантливые, диву даешься. Серов-Залесский успел отметиться в Голливуде…
- У Бекмамбетова, кажется? – спросила пожилая дама с выразительным лицом и иссиня-черными волосами, одетая в нарочито неброское платье от Кардена.
Ее не потерявшая форму грудь была украшена ожерельем из камней, в которых Красная Шапочка безошибочно узнала бриллианты; сережки тоже оказались инкрустированными этими лучшими друзьями всех девушек и даже дам в возрасте.
- Да-да, вы абсолютно правы, - просиял Брюковкин, при этом мэтр отвернулся и деликатно зевнул.
Красная Шапочка заметно посмурнела.
- А это юное дарование? – уточнила дама, кивнув плюс-минус в сторону нашей героини.
- Моя находка, - продолжал сиять режиссер. – Талант от Бога, прирожденная инженю, играет – как дышит.
- Ее лицо мне смутно знакомо… - задумчиво заметила дама. – Вы где-то раньше снимались, дорогая?
- Это ее дебют, - поспешил ответить Брюковкин, - Должен вам заметить…
- Но я определенно видела уже эти черты, - настойчиво перебила его женщина и нервно дёрнула плечом, обтянутое чёрным карденовским трикотажем. – Возможно, она из какой-то плеяды, династии, так сказать?
Режиссер неожиданно стал краснеть так, что даже Красная Шапочка это заметила, но тут положение спас Волк.
- Она дочь Алины Борисовны Разумовской, - сказал он, крепче прижимая к себе девушку, словно стремясь ее защитить от чего-то или кого-то.
- Батюшки, так вы – дочка Алиночки! - всплеснула руками дама. – Вот, не подводит старушку память!
- Ну какая вы старушка, - робко возразила Красная Шапочка. – Вам хоть сейчас  можно на обложку любого глянца!
При этой тираде вся компания взорвалась здоровым гомерическим смехом; даже мэтр громогласно хохотал, то и дело вытирая глаза платочком, а затем хлопнул Брюковкина по плечу.
- Ты прав, стопроцентная инженю! - воскликнул он. – Если ты не сделаешь из нее вторую Мерлин Монро, я у тебя ее отниму, клянусь авторскими правами.
И тут перед внутренним взором Красной Шапочкой, одна за другой, замелькали страницы многочисленных модных журналов, где стоящая перед ней дама то позировала в новых нарядах, то за письменным столом, а то и выступала в телевизионных передачах.
- Позорище, - резюмировала Внутренняя Богиня. – Твоя матушка раз пять брала у неё интервью.
- Будем стараться, мэтр, - стушевался режиссер, но тут мэтр, заприметив кого-то в толпе, обрадовался:
- О, Олежка пришел! Идем его приветствовать, моя внучка без ума от его мультиков…
Продолжение следует...

ИСКУССТВО ВЫЖИВАНИЯ,

или Шапка Live

(отрывок)

Глава первая

-Я живу в доме Творчества, - неожиданно заявила Мария Ивановна своей внучке с самого утра… ну, то есть не совсем с утра, а в половине одиннадцатого дня.
При этом Бабуля пила свежесваренный кофе, смотрела по телевизору программу о здоровом образе жизни и отщипывала полезный зерновой хлебушек, который покупала в пекарне в соседнем доме.
-Ба, - встревожилась Красная Шапочка, доставая из холодильника упаковку с салатом и апельсин. – Ты к чему это?
-А к тому, - Мария Ивановна снова отхлебнула кофе и, подумав секунды две, достала из кухонного шкапчика крохотную бутылочку миндального ликёра и добавила в свою чашку. – А у меня квартиросъёмщики съезжают с квартиры. Понимаешь? – Бабуля смотрела на внучку серьёзным взглядом. – У твоего любимого Волка есть небольшие разногласия с Матушкой, как впрочем, всегда бывает у зятя с тещёй, и вам лучше жить отдельно.
Появившийся из ванной Волк смотрел на Марию Ивановну с такой радостью, что актёры, выступающие на презентациях премий «Голливуда» и «Кинотавра» могли спокойно отдыхать в уголке, попивая свежевыжатый морковный сок и завидовать искренним эмоциям.
Сегодня с утра Владимир Серов-Залесский был в тренировочных штанах и сверкал до половины обнаженного тела серой серебристой натуральной шерстью зооморфного тела. Голова Волка одновременно напоминала и красавца зверя и человека.

Последней в семье проснулась Матушка. Вышла на кухню и строго смотрела на Марию Ивановну, Красную Шапочку и Волка.
-О чём ведёте разговор? – сурово спросила она.
-О самостоятельности, - решительно заявила бабуля. – Пора нашим детишкам жить отдельно и, кстати, отвечать за свой семейный бюджет, а то за время, пока я живу в твоей квартире, Алиночка, я истратила всю свою пенсию, но этого никто не заметил.
-Я сейчас, - засмущался Волк, быстро метнулся в их комнату с Красной Шапочкой, тут же вернулся и положил на кухонный стол несколько купюр по пять тысяч. – Я, как-то растерялся. То съёмки нашего сериала, то озвучка,  в общем, было некогда... Вы извините, Мария Ивановна и Алина Борисовна, расслабился.
-Ты, Бабуля нас прогоняешь из квартиры Матушки, или даешь возможность жить отдельно от вас?… - Тут Красная Шапочка, привыкшая жить почти в центре Москвы, то есть недалеко от него, решилась уточнить. – Бабуль, а где у тебя квартира?
-В Марьино, - с оптимизмов ответила Мария Ивановна. - На Донецкой улице, на третьем этаже двенадцати этажного дома. И дом не старый, - восьмидесятого года… Правда, без ремонта.
-Это далеко от Садового Кольца Москвы? – Заранее насторожившись, спросила Красная Шапочка.
-А я точно не знаю. – Усмехнулась Мария Ивановна. – Давно не была в своей квартире, полученной твоим дедом, только получала деньги на счёт и половину отдавала Алине. Но Марьино оно всё-таки в Москве.
Бабуля сняла с плиты кастрюлю с полезной гречневой кашей, конечно же, без мяса, стала добавлять натуральное сливочное масло и не заметила сверкнувший взгляд дочери.

А вот в Красной Шапочке встрепенулись её три Сущности Подсознания. Одна из них являлась Внутренней Богиней со стрекозиными крылышками и в прозрачном крохотном белом платьице, отвечающей за гламур внутри девушки. Другая сущность - Разумей Занудович, с внешностью мудрого гнома, всё время напоминал о логике жизни и высказывал мысли других умных людей в виде афоризмов.
И ещё были, как и в любом живом человеке, были в девушке Некоторые Части Личности, пытающиеся привести Красную Шапочку к основным инстинктам жизни. У Некоторых Частей Личности, размером с перекормленную кошку, было пушистое пузико, шесть лапок и три головы – котёнка, щенка и курицы.

- Ты чего это? – Внутренняя Богиня с недоумением смотрела на своего напарника, Разумея Занудовича, торопливо извлекающего откуда-то из бездн виртуальной ноосферы бронежилет четвертого класса защиты. Однако, сие средство самозащиты Разумея почему-то не удовлетворило, и он, поцокав языком, переколдовал бронежилет в костюм сапера, защищающий от взрыва противотанковой мины.
- А то ты не понимаешь, - буркнул Разумей, облачаясь в это громоздкое снаряжение. – Сейчас такое начнется! Конфликт Бабули и Матушки, это начало гражданской семейной войны.
- После перемирия две недели назад? – искренне удивилась Внутренняя Богиня. – Кажется, у тебя, напарничек, начинается паранойя.
- Ну-ну, - покачал головой Разумей. – Ты как хочешь, а я встаю на защиту интересов Красной Шапочки, то есть и Бабули тоже. Советую…
Впрочем, ничего посоветовать Разумей не успел. Как раз в этот момент Матушка, наконец, отреагировала:
- И как вы уговорили нашу бабулю отдать вам бесплатно квартиру?… - Матушка переводила взгляд с дочки на Волка и обратно.
- Ты против? – удивилась и, одновременно, огорчилась Красная Шапочка. У нее и в голове не укладывалось, что родные люди могут противиться совместной помощи.
- Доченька, - обманчиво-мягко сказала Матушка. - Да, мы все любим друг друга, но я в течение последних лет привыкла рассчитывать на самостоятельность моей матери в деньгах и даже небольшой помощи с её стороны. Всё-таки своё проживание в пансионате Творчества она не оплачивает. Из-за её экстрасенсорных способностей, привлекающих весьма состоятельных постояльцев, ей оплачивают двухкомнатный номер.
- Мама! – искренне изумилась Красная Шапочка - Но ты же сама возмущалась, что Волк не так, как тебе привычно выдавливает зубную пасту из тюбика и его кроссовки, туфли и сланцы занимают половину обувной тумбочки!
- Слушай, ну чего ты к ребенку прицепилась? – вмешалась Бабушка. – Я хоть и артефакт из дремучего прошлого, и то вижу, что девочка наша готова для самостоятельной жизни с любимым человеком.

- Мам! – ответила Матушка. – Если ты думаешь, что я не вижу, как Красная Шапочка выглядит по-новому, то сообщу тебе, что глаза меня пока ни разу не подводили, тем более чувство прекрасного. Я не об этом, я совсем о другом. Как ты думаешь, сколько может стоить этот переезд на квартиру через всю Москву?
- Откуда ж мне знать? – пожала плечами Бабушка. – Дети сами должны всё решить.
- Вот именно, мам, - подтвердила Матушка. – А денег они в последнее время на своей киностудии не получали. Да это ладно, папаша нашей Оленьки Красной Шапочки поможет. Но что она возьмёт на твою квартиру из моей?
-Я бы ничего не брал, - спокойно заметил Волк и налил кипяток из чайника в трёхлитровую банку, в которой сухие листики сразу же позеленели и бодро вертясь стали подниматься вверх, вместе с водой. – Я за спартанскую обстановку и правильный образ жизни. Кровать, телевизор и стул для одежды… Да, для Красной Шапочки можно поставить шкаф. – И, не понимая, что сморозил, сел за стол, ожидая своего настоя.
Матушка уставилась на Волка, и не она одна. На Волка воззрились Красная Шапочка, Бабушка, красношапочкины Внутренняя Богиня, Разумей Занудович и Некоторые Части Личности.
-А джакузи там должна быть? – с угрозой начала свой вопрос Красная Шапочка. – А холодильничек для парфюмерии в ванной? А трельяж с зеркалами во весь рост? – Нахмурившись, Красная Шапочка оглядела кухню, вспоминая, что ещё есть в их с Матушкой квартире необходимого, для женщины. – А кондиционер с ионизацией воздуха и массажный душ?

- О чем ты молишься? – тихонько спросила Внутренняя Богиня у сложившего молитвенно ладони Разумей Занудович.
- О лжи, - ответил Разумей.
- О лжи?
- Я молюсь, чтобы Волк первый раз за весь период нашего с ним знакомства не сказал правды, - пояснил Разумей Занудович. – С него-то станется, у него что в голове, то и на языке...

(Продолжение следует...)